Продолжение.

См. начало: Интернет-инсинуации

Не рой яму другому

 

Не рой яму другому

 

Об ответственности силовиков, которые на бюджетной шее налогоплательщиков сидят, но в отношении истинных преступников слабо бдят...

 

М. Соловьенко
М. Соловьенко

Перед Днем Победы на экранах местного телевидения появился зам. начальника УВД Приморского края полковник Олег Долгий. И огорошил: желаете попасть на площадь торжеств во Владивостоке девятого мая, уважаемые, будьте готовы к тому, что вас обыщут, пропустив сквозь металлоискатели. Что ж, понять такие меры предосторожности через шестьдесят  пять лет после окончания войны  «со слезами на глазах» было бы можно: в последние дни  Владивосток превратился  в Чикаго тридцатых. В столице саммита АТЭС ежедневно идут перестрелки одна за другой. И все же высокопоставленный милиционер, отвечающий за криминальную составляющую, не сказал широкому кругу общественности о главной причине беспрецедентного шага по усилению бдительности... (см.«Силовики» Приморья попали под прицел?)

 

Не дождавшись официальных пресс-релизов, мы  получили, тем не менее, копию обращения, которое и побудило силовиков встать в ружье. Некто электронным письмом, отправленным Президенту РФ, в Генпрокуратуру, МВД,  в суды всех уровней и лидерам российских партий, пригрозил, что, начиная с 11 мая, в рамках борьбы с коррупцией,  на территории Приморского края силами спецконтингента будет проведена массовая зачистка руководящего состава МВД, прокуратуры, судов. В течение года будут взорваны здания этих подразделений во всех крупных городах Приморья. Будут устранены руководящие работники силовых структур, хоть как-то замеченные в заказных уголовных делах и коррупции. Все акции будут приурочены ко Дню Победы в помощь Указам Президента РФ. И далее автор послания диктует условия, дабы предотвратить кровь.  

 

От Президента РФ он требует заявления в телеэфире о полной замене всех судей  Владивостока, Находки, Уссурийска, Спасска, Арсеньева, а также всех судей краевого суда  - на судей из других регионов. Должен быть уволен, считает автор послания, весь руководящий состав УВД, прокуратуры Приморья,  в званиях начиная от  капитана, без права работать в правоохранительных органах. А комиссия Госдумы должна провести проверку по выявлению заказных уголовных дел…

 

И хотя из достоверных источников редакции стало известно, что автора террористического «манифеста» органы вычислили (по официальной версии это человек из Арсеньева тридцати пяти лет, наблюдавшийся у психиатра – как же иначе,  - отправивший свой ультиматум с компьютера умершего пользователя), легче никому от этого не стало. Сигналы в виде эпистолярных угроз, клеветнических (а, может, и не совсем) рекламных растяжек по всему Владивостоку в адрес прокурора, расстрелы судей и следователей, которые участились в последние годы как в России, так и в Приморье, говорят о хроническом заболевании всей правоохранительной системы, которая  демонстрирует беспрецедентные образцы коррумпированности и непрофессионализма. Расплачиваться приходится за это добропорядочным гражданам. Возмездие может наступить и в отношении силовиков от «героев»-одиночек, иногда с перевернутой психикой, которые не будут разбирать, кто прав, а кто виноват. И это трагедия наших дней.

 

Служить Отечеству и народу по защите граждан от посягательств  преступного мира - не каждому по плечу. Отдаю я дань мужеству людей в погонах и мантиях, особенно тем, кто несет тяжелую и опасную ношу с честью. Но тех, кто, пользуясь значительными преференциями от государства, имитирует бойкую правоохранительную деятельность, а еще хуже сроднился с криминалом или упивается охотой на «ведьм», то есть, на инакомыслящих, считаю своим журналистским долгом выводить на чистую воду. На примере истории заказного уголовного дела в отношении полковника Астафьева я покажу никчемность и безответственность тех силовиков, которые в течение года занимались пустым бумаготворчеством. Вместо того, чтобы проводить конкретные расследования по фактам преступлений, указанным в газетных публикациях «Народного вече».

 

Двадцать три отписки из разных силовых ведомств  - от федеральных до местных - получила я за последние десять месяцев в ответ на свои публикации по делу полковника Астафьева. Повторяю – отписки, или так называемые промежуточные ответы, когда вышестоящее ведомство отправляет поручение нижестоящему и заверяет заявителя о том, что «вам ответят» по существу вопроса. Перечислю фамилии тех, кто подписывал подобные ничего не значащие бумаги: Е.В. Антипенко (трижды) – Генеральная прокуратура; А.П. Коновод (дважды), Т.Г. Аксаментова (дважды), Е.В. Громова – управление Генеральной прокуратуры по ДВФО; Н.А. Рябов (дважды), А.А. Герман (дважды), В.И. Радмаев,  Д.А. Праслов, С.М. Калиниченко, И.И. Бибикова (дважды) – прокуратура Приморского края; А.В. Бухаров (дваджы) – МВД РФ;  С. Малуша, И. Петрова – администрация Президента РФ. Отдельно «радовала» меня Федеральная служба безопасности по Приморью, образчик отписки за 23 апреля 2010 за  № 78/ 22/ С / 183 от которой не могу не привести:

 

Сообщаем, что Ваше обращение содержит вопросы, решение которых не входит в компетенцию органов Федеральной службы безопасности. В связи с этим в соответствии с частью 3 статьи 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», Ваше обращение направлено в Прокуратуру Приморского края. Начальник Управления А. Вяткин

 

Эта красноречивая чекистская бумага, правда, не по делу Астафьева, а в ответ на журналистский запрос по публикации о возможном  злоупотреблении полномочиями первого лица края. Когда семь миллиардов рублей не понятно на каком основании были перечислены в ОАО «Наш дом  - Приморье». Спрашивается, крупномасштабные хищения бюджетных средств – разве не сфера деятельности ФСБ? Конечно, автор статьи может ошибаться. Но тогда так и напишите: такой-то факт имел место быть, а такой-то – не подтвердился. Но ведь нет же – играем в молчанку даже с газетой.

 

А что тогда говорить о простых гражданах, которые, доведенные до отчаяния издевательским бездействием органов по защите их прав, в том числе и в плане игнорирования запросов, берутся за подметные письма с угрозами в адрес силовиков?

 

И все же, веря в справедливость,  и все же,  руководствуясь российскими законами,  я повторно направляю расширенный журналистский запрос  Генеральному прокурору РФ, и снова  в открытой печати. И очень надеюсь получить конкретные ответы по фактам возможных преступлений, которые я обнародовала в публикациях по уголовному делу против полковника Астафьева.

 

В этой связи повторю свое заявление от 23 сентября 2009 г. в адрес руководителя следственного комитета при СУ Прокуратуры Приморского края С.А. Бобровничего:

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Руководствуясь законами РФ «О СМИ», ст. 140-145 УПК РФ, а также указаниями Президента РФ Д.А. Медведева развернуть непримиримую борьбу с коррупцией, прошу в установленные законом сроки дать мне письменный ответ по существу следующих вопросов:

 

1. В газете «Народное вече» неоднократно публиковались статьи о ходе расследования уголовного дела № 530521  - в части выделенных из него в отдельное производство материалов, по поводу кражи должностными лицами администрации Приморского края топлива на нужды ЖКХ (вице губернатор С. Передрий), которые были перечислены на счета С. Передрия, советника губернатора С. Дарькина А. Маляренко и супруги губернатора Л. Белобровой (около ста миллионов рублей).

 

Газета неоднократно возвращалась к этому преступлению, в котором до настоящего  времени, как мне стало известно из официальных источников, следственным комитетом Фрунзенского района Владивостока точка не поставлена; дело в суд не передано, воры к уголовной ответственности не привлечены, деньги в казну не возвращены.

В редакции имеются многочисленные ответы по уголовному делу № 530521 - и из Генеральной прокуратуры, и из приморской, и из следственных комитетов всех уровней.

 

Прошу в очередной раз дать мне ответ, в какой стадии находится данное уголовное дело и почему его расследование до сих пор не завершено.

 

Данная информация мне необходима для подготовки заявления в Генеральную прокуратуру РФ о неудовлетворительной работе по данному делу следственного комитета Приморья и его подразделений, если не сказать о халатности и преднамеренном укрывательстве особо  тяжкого преступления, совершенного высокопоставленными чиновниками и их родственниками.

 

2. Как мне сообщили   из прокуратуры  Ленинского района Владивостока, в следственный  комитет по  Приморскому краю переданы материалы  проверки по факту оскорбления меня в Интернете гражданкой Кравченко О.В. Прошу дать ответ, начата ли полноценная поверка по моему заявлению и когда будет возбуждено уголовное дело по этому преступлению, а также к кому я могу обратиться, чтобы дать пояснения по существу моего заявления.

 

3. Из прокуратуры Приморского края мне пришел ответ о том, что по сообщениям о преступлениях в статье «Как один подлый донос кучу уголовщины наворотил» газеты «Народное вече» проверку поручено проводить Вашему следственному комитету. Однако до настоящего времени никто в рамках данной поверки меня до сих пор не опросил, и начата ли эта проверка в принципе?

 

В первую очередь прошу провести служебную проверку того, почему следователи  следственного комитета Владивостока (ведут дело Астафьева) после моего личного устного заявления о том, что общавшийся с ними в стенах прокуратуры 18 августа 2009 г. некто А. Сорокин, находится по постановлению суда в международном розыске как обвиняемый в особо тяжком преступлении за контрабанду в крупном размере, не зафиксировали мое заявление и не приняли мер для его ареста? Считаю, что это не просто халатность со стороны следователей, а укрывательство особо тяжкого преступления.

 

Прошу также дать ответ, какие меры предпринимает следственный комитет в Вашем лице для поимки фигуранта еще одного уголовного дела по хищению госсобственности в особо крупном размере - Ю. Степанченко, также объявленного в розыск. Мне известно, что длительное время Степанченко проживал в США, а сейчас вместе с семьей находится в Лондоне. Прошу предпринять меры для установления нахождения члена ОПГ Степанченко, его ареста (пойман, наконец, но будет ли наказан? - ред.) и этапирования во Владивосток для заключения под стражу и привлечения к расследованию громкого уголовного дела о казнокрадстве, где Степанченко вместе с бывшим вице-губернатором Мещеряковым и губернатором С. Дарькиным являются главными фигурантами.

 

С уважением,  М.Д. Соловьенко.[/b] [/i]

 

Надеюсь, служебное расследование установит, кто персонально и за какие взятки приостановил уголовное дело по контрабандисту Сорокину и вывел его из международного розыска. А также назовет  гражданскому обществу имена и фамилии тех, кто препятствует приморским силовикам довести до логического конца упомянутые в запросе Бобровничему уголовные дела по разворовыванию бюджетных средств и госнедвижимости, где замешаны губернатор Дарькин и его супруга Белоброва. Эти вопросы адресую я и Гаранту нашей Конституции Президенту РФ.

 

Напомню оставленные без проверок и без ответов по существу со стороны правоохранительных органов и абзацы из статей «Коррупция расчленит Россию, если организованная преступная группировка победит настоящего полковника Астафьева» (от 2 июля 2009 г.) и «Как один подлый рапорт кучу уголовщины наворотил» (от 3 сентября 2009 г.). А именно:

 

Какую спонсорскую помощь, в том числе от ныне осужденного и арестованного экс-мэра Владивостока Николаева, получало УВД Приморского края? И является ли это преступлением со стороны тех, кто ее принимал?

 

Куда исчезло донесение Астафьева своему вышестоящему начальству и в УФСБ по Приморью по фактам возможного участия в рейдерских захватах предприятий высокопоставленных силовиков из милицейских подразделений края и ДВФО? И почему по указанным в донесении Астафьева  фактам до сих пор должным образом не проведено расследование?

 

Почему не проведено расследование ни по одному факту возможных преступлений, указанных Астафьевым в своих письмах на имя Министра МВД Нургалиева, которые позже были опубликованы в «Народном вече»?

 

Почему в качестве защитников интересов в суде некоего ранее судимого Родиона Тихонова выступали два сотрудника (один из них - А.Васильченко, замешанный в рейдерском переделе похоронного предприятия «Некрополь») Главного управления МВД РФ по Дальневосточному федеральному округу – с дислокацией в столице Приморья, которым руководит А.Саркисов?

 

Какую роль сыграли бывший чекист генерал Тяжлов и те же Саркисов с Васильченко в рейдерском переделе рыбного бизнеса некоего Смосюка, упрятанного по сфабрикованному уголовному делу в зону подразделением Саркисова - в  пользу ранее судимого за махинации с валютой Тихонова?

 

Как получилось, что даже решение арбитражного суда в пользу Смосюка и его права на собственное имущество не остановили саркисевцев в фабрикации уголовного дела против несчастного и позже безвинно осужденного якобы  за махинации с этой же собственностью?

 

Ответить на все эти и многие другие, даже давние вопросы  и сегодня не сложно – достаточно исследовать вышеуказанное решение арбитражного суда и сшитое белыми нитками уголовное дело по Смосюку. Как и такого же пошиба уголовное дело в отношении него же, где он якобы покушался, сидя на зоне, на жизнь Тихонова. И так далее, и тому подобное...

 

В заключение. Недавно с почестями похоронили сотрудника приморской милиции следователя Ваева. Он погиб от покушения на него. О мертвых – или ничего, или хорошо. И все же, именно следователем Ваевым, работавшим в тандеме с Саркисовым и Васильченко по переделу имущества рыбного предприятия ООО «Фирма Восток-Импорт» в интересах рейдера Тихонова (родственника Тяжлова), было проигнорировано решение арбитражного суда в пользу Смосюка и его собственности. В результате чего, повторю, последний был обвинен в мошенничестве, которое, ПОЛУЧАЕТСЯ, совершил в отношении самого себя со своим же имуществом, а затем был осужден за преступление, которого не было.

 

За знание этой правды и многого другого об оборотнях в погонах те же, кто дважды засадил за решетку Смосюка, расправились и с полковником Астафьевым. Кто-нибудь, наконец,  распутает этот криминальный клубок и восстановит справедливость?

 

Или остается уповать на новые подметные письма «террористов» с ультиматумами в адрес  псевдосиловиков, не желающих по-настоящему бороться с коррупцией в своих рядах?

 

Мария Соловьенко,

«Народное вече», № 18.