Скачать файл "«Как будет выглядеть Россия в посткризисный период, черт его знает!»"«Как будет выглядеть Россия в посткризисный период, черт его знает!»
Выступление на панельной дискуссии (круглый стол № 1) 4-го Дальневосточного международного экономического форума в Хабаровске 9 сентября 2009 года директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика РАН Виктора Викторовича Ивантера
(wma, 1Мб)

В. Ивантер
В. Ивантер
Выступление директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика РАН Виктора Викторовича Ивантера:

 

Моя тема сообщения «Россия в посткризисный период». Я вам должен ответственно сказать, как она будет выглядеть в посткризисный период, черт его знает.

 

Есть такая версия, что из кризиса мы выйдем обновленными и инновационными.

 

Но инноваций без инвестиций не бывает, а инвестиции на траектории экономического спада – это нонсенс.

 

Власть борется против инвестиций, потому что ей рассказали, что от инвестиций происходит инфляция. И мы находим в странной ситуации. Кроме того, есть такая версия, тяготеет страшное сырьевое проклятие, что у нас есть нефть и газ, металлы, и хорошо бы прекратить все это добывать, а всем коллективно писать компьютерные программы и ими торговать.

 

Если себе представить, что наша внешняя торговля была основана не на нефти и газе, а к примеру на продаже высококачественных и наукоемких легковых автомобилей. Вы представляете, чтобы было сейчас в стране? У нас полстраны было бы безработных.

 

Поэтому когда говорят о «сырьевой игле», а она действительно существует, то это связано совершенно не с тем, что мы торгуем нефтью и газом, а дело заключается в том, что мы не обеспечиваем себя продовольствием, необходимой продукцией машиностроения и комплектующих, и первое, что должно быть сделано, решены эти проблемы.

 

И не нужно путать, то что произошло: у нас ведь не экспорт упал, в нефтегазовой промышленности действительно был спад, но в процессе, не имеющего прямого отношения к кризису, а что касается нефти, у нас ничего не упало, добыча идет, продажа идет, другое дело – выручка снизилась. При чем эту выручку все считают от 147 долларов за баррель. А вы можете объяснить, почему нефть столько строила? Как эта цена сложилась? И о ужас, потому что цена реальная была 40 долларов за баррель. Это замечательная, очень хорошая цена. Потому что у нас издержки вместе с транспортировкой – 15 долларов. Где вы видели у нас такую отрасль, что бы был такой уровень доходов?

 

И дело не в том, чтобы заменить один экспорт на другой. А дело в том, что нужно в новой жизни контролировать свой собственный внутренний рынок. И в этом смысле, раскрутка посткризисного периода должна идти от добывающей и перерабатывающей отраслей и все, что обеспечивает переработку. Это одна часть.

 

Вторая часть, это исторически сложившееся машиностроение, достаточно эффективное: авиастроение, космос и т.д.

 

Но нужно объективно сказать, что я был на КнААПО и видел, как возрождается отечественная авиационная промышленность. Мы знаем, что с начала 90-х годов, в России никакой авиационной промышленности не было, и американцы правильно говорили, что вы защищаете, чего у вас нет, а у нас была авиаремонтная  промышленность. Я имею ввиду гражданскую. Вот сейчас она постепенно превращается в авиационную.

 

Теперь вокруг темпов экономического роста. Сейчас в минэкономики работает абсолютно профессиональная команда, которая считает темпы экономического роста. По поводу спада этого года – к сожалению они оказались правы,

 

Мы на этот год спада не прогнозировали, мы считали, что если власть действительно выполнит все что она обещала, то спада не будет, а будет рост, порядка 2,5 – 3 %. Но с властью очень трудно разговаривать, она все говорит правильно, и даже делает это, но это как в замедленной съемке.

 

Есть такой классический пример: было разумно объявлено, что необходимо субсидировать процентные ставки по автомобилям отечественного производства, стоимостью менее 350 тыс. руб.

 

Сколько времени было необходимо чтобы определить марки автомобилей, которые надо субсидировать? По моей оценке на это нужно потратить от 1,5 до 3 часов. Было потрачено 2,5 месяца. Что они делали? Именно потому что они так делали, мы получаем спад валового внутреннего продукта. А то что можно было его избежать, это демонстрация Дальнего Востока. Здесь все обратное. Темп выше и инвестиции растут. Отчего? Потому что вложение в инфраструктуру. Поэтому если вкладывать в инфраструктуру, можно было избежать спада. Если бы это было сделано не только на Дальнем Востоке – я имею трубопроводы, а по всей стране, то мы бы избежали спада.

 

Поэтому есть два варианта: или мы выходим из кризиса, и считаем темпы к 2009 году, то 8-10 процентов, то такой темп характерен для выхода из кризиса. В 2000 году мы имели темп порядка 10 процентов. А если мы будем иметь 1-6 процентов – то что прогнозирует правительство в своих расчетах, то это значит, никакого выхода из кризиса нет. То это 1-6 – падающей экономики. Я думаю, рост будет больше.

 

Нам нужна новая экономическая политика.

 

Почему мы попали вообще в финансовый в кризис? Обычно как нам объясняют, мы интегрированы в мировую экономику, и что в ней происходит, то и у нас. Но как устроено: все неприятности к нам транслируются, а все позитивное к нам не идет. Тогда не очень понятна такая система интеграции.

 

Совершенно понятно, что в России долгового безобразия не было, мы не лезли в долги, мы не раздавали каждому встречному – поперечному дома бесплатно, а все таки в кризис попали.

 

А почему попали? Мне кажется была крайне странная финансовая политика. Она вот в чем заключалась. Мы получали деньги и отправляли их туда, это давало основания некоторым журналистам писать, что мы содержим США. Ничего подобного. Мы же эти деньги забирали обратно. В чем был эффект? Туда мы отправляли под 3-4 процента годовых, а обратно брали под 8. То есть мы платили некоторую маржу (разница между процентными ставками).

 

Зачем?

 

Объяснение было простое, нашим ничего нельзя дать, потому что они все украдут. А если от них получать, то они все проверят, то все будет в порядке. Но выяснилось, что ничего они не проверяли, а только следили за состоянием наших валютных резервов. Возвращение к этой политике – вопрос бессмысленный.

 

Мне представляется, что мы все-таки должны финансировать отечественную экономику, она уже привыкла жить без денег, как цыган лошадь приручал, чтобы ее не кормить. Так и экономика без денег быть не может. И в этом смысле, у нас достаточно условий и денег, чтобы эффективно их использовать. Я полагаю, что мы можем выйти на нормальную динамику.

 

И последнее, когда мы выйдем из кризиса?

 

Точно знают только студенты, они говорят, как по телевизору скажут, что вышли из кризиса, так и будет. А если не скажут по телевизору, как узнать?

 

Это значит, что когда мы вернемся к объему в 600 млрд. долларов? Мы вернемся к курсу в 23,5 руб. за доллар. Мы вернемся к тому сумасшедшему объему потребительского импорта, который мы имеем? Внятно наука это не может объяснить, знает только практика.

 

Как часто мы должны менять автомобили? Раз в 3, 5, 7 лет? А выбор – это совершенно разная экономика. Если мы начнем массовое доступное жилищное строительство, то совершенно ясно, что спрос на легковые автомобили упадет.

 

Мне представляется, что такие ответы экономика в конце-концов даст. Что касается нас, института прогнозирования, то мы прогнозируем – оцениваем последствия действий или бездействия, а предсказаний мы не делаем.

 

Наши прогнозы основаны на ресурсных оценках, у нашей экономике есть все возможности выйти на темпы роста больше 8 процентов ВВП в год. И не надо говорить о том, что это не возможно. Потому что если бы меня в 70х года спросили: может ли экономика таких объемов, как в Китае, развиваться со скоростью 10 процентов в год, и в течение 20 лет, я бы сказал, это не возможно, потому что это невозможно. Однако это произошло. И такой сценарий годится и для России.

 

Какие самые перспективные точки роста отечественной экономики в условиях кризиса?

Сейчас с властью очень тяжело работать, потому что она все правильно говорит. Первая и самая мощная точка роста российской экономики – это жилищное строительство. Второе – это транспортное машиностроение: авиация, жд транспорт. Третье, сельское хозяйство. У нас действительно есть выдающиеся достижения. Мы впервые с 1928 года имеем нормальные условия для экспорта зерна.

 

Наконец, есть еще целый ряд факторов, стимулирующих отечественную промышленность: традиционно оборонная промышленность, и на сегодня эту же функцию начинает выполнять медицина. Это такая внеэкономическая нагрузка. К чему приводит развитие медицины? Старики живут дольше. Когда врач в этом заинтересован, он не может объяснить, что ему дано. Но на это выделяются деньги, появляются новые материалы, и здесь возникают прорывы.  Комплекс оборонки и медицины может дать совершенно потрясающий эффект в инновациях.