Основоположник научной психиатрии на Дальнем востоке, чье имя с 1996 по август 2009 года носила Хабаровская городская клиническая больница — Иван Борисович Галант (1893 – 1986) — оказался не тем, за кого себя выдавал. Скромный хабаровчанин, трижды доктор наук, профессор, доживший до 93 лет, на самом деле имел другое имя, располагал в правительстве СССР влиятельными друзьями, а его биография до сих пор засекречена, недоступна исследователям. И даже сегодня современники и ученики психиатра не догадываются, кто был перед ними. Нам удалось приподнять эту завесу тайны.

Скачать файл "Секрет профессора Галанта"Секрет профессора Галанта
Медицинский вестник, № 4-5, 2010 г.
(pdf, 272Кб)


Кто он по паспорту?

 

Иван Борисович Галант/ Иоганн Барух Сусман Галант (1893 – 1986)
Иван Борисович Галант/ Иоганн Барух Сусман Галант (1893 – 1986)

Когда у Галины Турковой, теперь уже бывшего главного врача больницы им. Галанта и инициатора этого именного названия, спросили, почему она выбрала себе такую профессию, она незамедлительно ответила: «Психиатрию у нас преподавал профессор Галант, человек потрясающих знаний, у него были удивительные лекции. Получила свободный диплом, вспомнила блестящие лекции учителя, пообщалась с преподавателями и стала психиатром».

 

Известно, что кафедра психиатрии Хабаровского государственного медицинского института основана 8 марта 1935 года. Первым ее заведующим был профессор Галант, который возглавлял ее с перерывом до 1969 года. Но кто он, откуда прибыл, — знал лишь узкий круг специалистов. Из ныне живущих — профессор Геннадий Колотилин, с 1976 года заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Дальневосточного государственного медицинского университета (ДВГМУ), а также доцент Григорий Юзефович, который был ассистентом на кафедре при Галанте.

 

Настоящее имя Галанта — Иоганн Барух Сусман Галант. В СССР он приехал из Швейцарии в 1923 году. Тогда 30-летнего швейцарского доктора, ученика Эйгена Блейлера (известнейшего психиатра, описавшего шизофрению), друга Карла Юнга, Альфреда Адлера и 3игмунда Фрейда, пригласил лично наркомом просвещения Анатолий Луначарский. И предложил возглавить кафедру психиатрии в психиатрической клинике Московского университета.

 

Здесь Галант быстро становится известным, и даже популярным доктором. Он консультировал писателей Леонида Андреева и Максима Горького, важных персон партии и правительства. Правда, за это ему пришлось отказаться от буржуазного прошлого. Но со сменой паспорта, судьба у ученого пошла кувырком.

 

Директор московской психиатрической клиники, «красный профессор» Петр Ганнушкин, в Галанте увидел своего конкурента, и стал его подсиживать. Вначале Ганнушкин придирался к нему формально: диплом доктора медицинских наук у Галанта был не советского образца, а это значит, что документ не может быть признан в СССР. Галанта лишили докторского звания, хотя защитился он в ведущей мировой психиатрической клинике. Молодой врач легко преодолел эту преграду, став второй раз доктором наук по психиатрии. Следом начались гонения с другой стороны: еврея Галанта объявили «троцкистом». Ганнушкин кладет его в психиатрическую клинику, чтобы «избавить от тюрьмы для политзаключенных». Галант проводит год (!) в психиатрической больнице. Потом уезжает в Хабаровск, где и остается работать на всю оставшуюся жизнь.

 

Диагноз от профессора

 

Друг Галанта - Григорий Сегалин (1878-1960)
Друг Галанта - Григорий Сегалин (1878-1960)

Мало кто знает, что до этого бегства из Москвы на Дальний Восток, Галант успел стать одним из основателей всемирно известного журнала «Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии)» и его вторым главным редактором. Среди московской и ленинградской элиты СССР этот журнал расходились молниеносно, его даже переписывали от руки. Первые экземпляры уходили и за границу к обширному кругу друзей и приятелей Галанта. Это издание (всего вышло 19 журналов, с 1925 по 1930 годы) Галант вместе с Григорием Сегалиным (из Свердловска) основали, чтобы противостоять второму (после фрейдизма) в Европе течению — ломброзианству.

 

Галант был ученый, а ни мошенник и ни мистификатор, как Фрейд с Ломброзо. Все это понимали. Кстати, даже Сталин просил Галанта написать статью о нем в журнале, но он отказал ему. Хотя именно Галант прикрепил тогда к Есенину ярлык сумасшедшего-деграданта, опубликовав в 1926 году статью в своем журнале «О душевной болезни Есенина», приписывая гению не только шизофрению, но и вырождение со скотоложством...

 

Галант на основе анализа последних произведений Есенина и газетных публикаций о самоубийстве поэта сделал  вывод, что это был «не только больной человек, но и душевно больной поэт». По его мнению, поэма «Черный человек» дает «ясную типичную картину алкогольного психоза, которым страдал Есенин. Это типичный алкогольный бред с зрительными и слуховыми галлюцинациями, с тяжелыми состояниями страха и тоски, с мучительной бессонницей, с тяжелыми угрызениями совести и влечения к самоубийству».

 

А вот что вспоминает ученик Галанта, доктор философских и медицинских наук, академик и вице-президент Международной академии науки, искусства, культуры и образования Евгений Черносвитов, ныне живущий в Москве:

 

Ученик Галанта - Евгений Черносвитов - так мог выглядеть Есенин в 64 г. Галант говорил, что Черносвитов похож на поэта
Ученик Галанта - Евгений Черносвитов - так мог выглядеть Есенин в 64 г. Галант говорил, что Черносвитов похож на поэта

— Впервые я отстаивал психическое здоровье Сергея Есенина, не касаясь вопроса его гибели, в 1968 году при сдаче госэкзамена по психиатрии в Хабаровском мединституте (ХГМИ) перед моим первым учителем Иваном Борисовичем Галантом. У меня был вопрос о паранойяльном бреде и Галант вдруг, не знаю почему (возможно потому, что я тогда чрезвычайно был похож на Есенина) рассказал, что подобный спор о психическом здоровье поэта был у него в 1923 году с мэтром европейской психиатрии Пьером Жане. Тот осмотрел Есенина, будучи в Париже и, пришел к выводу, что русский поэт «bon sante» («хорошего здоровья» - с фр. Ред.). При этом Иван Борисович добавил: «А, ведь я оказался прав, считая Есенина психически больным. А взяли бы поэта под психиатрический контроль и полечили бы, как следует, глядишь, не повесился бы!» Вследствие моего «спора» с Галантом о Есенине был полный разрыв с семьей Ивана Борисовича (мы были друзьями): я не женился на его красавице и умнице дочери, перестал у них бывать. Галант все же поставил мне на экзамене «хорошо» (все шесть лет обучения в ХГМИ я был старостой психиатрического кружка, который вел Иван Борисович и он не раз поручал мне проводить занятия с коллегами вместо себя)…

 

По прошествии времени, некоторые исследователи сообщали, что работа Галанта  о Есенине была написана по заказу его друга наркома по военным и морским делам РСФСР Льва Троцкого, чтобы мечты покойного поэта о новой России были превращены в бред сумасшедшего.

 

Однако накануне выхода нашей публикации, Евгений Черносвитов прислал  короткое письмо: «Так и быть: один подарок вы от меня получите — Троцкий не заказывал статью Галанту о Есенине, Галант не был «троцкистом». Троцкий искренне ценил Есенина, а все, что показано в художественном фильме с Безруковым — вранье…» Так был ли вообще заказ? Или такие шокирующие выводы о личности поэта были сделаны ради науки?!

 

В конце 20-х годов Галант опубликовал пять статей о сумасшествии еще и пролетарского писателя Максима Горького (Алексея Пешкова). Галант поставил ему диагнозы: суицидомания, пориомания — мания бродяжничества, склонность к садизму… При том, на Галанта писатель не обижался, а всячески поддерживал с ним дружеские отношения и получал профессиональные советы, как правдивее изображать своих психически ненормальных героев. Сохранилась даже переписка писателя с психиатром (ее считали пропавшей с 1937 года). Нашлись письма в архиве у хабаровского писателя и переводчика Георгия Пермякова уже после его смерти. Об этом нам рассказала Анна Пономарева, заместитель директора по научной работе краевого краеведческого музея им. Н. И. Гродекова.

 

Горький про Галанта даже сочинил анекдот: «Во сне ко мне явился профессор Галант, он тыкал в меня пальцем и кричал — давно ли ты стал гомосексуалистом!». Речь в нем шла не о самом рассказчике, как многие современники стали потом это интерпретировать, а о известном французском писателе и гомосексуалисте Андрее Жиде, от лица которого пролетарский писатель и рассказывал эту байку.

 

Галант поставил диагноз по научным трудам и Чарльзу Дарвину, указывая, что ученый обладал даром неотрывного размышления — уникальной способностью неотрывно держать в голове, не переключаясь ни на что другое, одну тему до ее полного логического обоснования. Психиатр связывал это с «неадекватной функцией адреналовых желез (надпочечников)». А в письмах к Фрейду, Галант не боялся называть его «шарлатаном», которому удалось воспользоваться духовной пустотой в Европе после смерти королевы Виктории. Фрейд не обижался и писал Галанту вплоть до самой своей смерти. (Фрейд последние годы жизни был в постоянном страхе, который привел его к эвтаназии, а Галанту он доверял, прекрасно зная, через что Галант прошел и где он живет).

 

Как считают психологи, стремление анализировать и показывать всем недостатки других, возможно, идет у Галанта от неудовлетворенности своим положением в обществе. Ему надо было быть всегда на высоте, в центре внимания. Хотя Галант был сильной и самодостаточный личностью, тем не менее, судьба не раз его высоко поднимала, и потом опять бросала.

 

«Сумасшествие» или зависть врагов?

 

В Интернете ходят две легенды о Галанте. Первая, что «в 1939 году судьбу Галанта круто меняет известие от первой жены из Австрии. Она пишет, что у него есть взрослый сын, внуки. С ведома НКВД, сыну Галанта разрешили приехать в СССР. Но на границе, из-за какого-то недоразумения, его убили. Узнав об этом, профессор сошел с ума и в течение года находился в психиатрической больнице. Он не разговаривал, только рычал, лаял, ходил на четвереньках, испражнялся под себя, ел из миски и спал на голом полу». И вторая, что «в 1958 году молодая доцент-невропатолог Валентина Кантер обобщила свою работу в докторской диссертации о неврологических последствиях клещевого энцефалита. Рукопись отдала на отзыв Галанту, но ее так больше и не увидела. Зато в Хабаровском книжном издательстве вышел фундаментальный труд за подписью Ивана Галанта: «Психические нарушения при клещевом энцефалите». Монография Галанта сделала его опять всемирно известным…»

 

Исследователи биографии ученого, в частности семья Черносвитовых, на это все говорит: ложь, провокация, зависть врагов, такого никогда не было в настоящей биографии Галанта! Он не терял никогда ясности мышления и не сходил с ума. Что касается случая с доцентом Кантер, то у нее были весьма банальные причины плохо относиться к Галанту. Дело в том, что их кланы — древние в Европе и неоднократно роднились. Она хотела выполнить родовой устав и выйти замуж за Галанта, а он ей весьма резко отказал. «Я не европеец, я советский гражданин! Чтобы жениться на тебе, я должен тебя любить, а ты мне даже не нравишься!» — сказал ей Иван Галант…

 

Валентина Михайловна Кантер была заведующей кафедрой неврологии и нейрохирургии хабаровского мединститута (с 1959 по 1969 годы), воспитала много учеников, защитила докторскую совместно с профессором, доктором медицинских наук Лией Веретой, руководителем отдела природно-очаговых инфекций Хабаровского НИИ эпидемиологии и микробиологии, подведя итог своего 25-летнего изучения клещевого энцефалита в Хабаровском крае.

 

Последние годы

 

Врач отделения психологической реабилитации и семейной психотерапии в Нахарийской больнице (Израиль), мастер нейролингвистического программирования (НЛП) Леонид Дымент вспоминает:

 

— Профессор Галант был живой легендой в Хабаровске. Выйдя на пенсию после 70-ти, в преклонном возрасте он продолжал будоражить народ, участвую в заседаниях психиатрического общества и являясь непререкаемым авторитетом в консультировании. Студентом Хабаровского мединститута 2-го и 3-го курсов я еще застал этого человека. …Идет заседание общества. В президиуме руководство кафедры и совершенно непонятное существо невозможного возраста. Потом я уже узнал — Галанту 76 лет. Докладчик, содокладчик, дискуссия, реплики. Застыв, и, иногда двигая беззубыми челюстями, он высиживает время. После докладов и прений слово предоставляется профессору Галанту. Старик встает, едва возвышаясь над столом, и довольно внятным голосом подводит черту. Он все слышал, на все обратил внимание, помнит имена всех выступивших и смысл их сообщений. Он коротко обобщает высказанные мнения, высказывает свое и формулирует общее. В принципе, сказать уже больше нечего. Эта живость ума производила сильное впечатление на всех…

 

В 1970 году Иван Борисович Галант вышел на пенсию и уехал из Хабаровска к своей дочери в Гомель (Беларусь), где в 1986 году умер. Сейчас его дочь Любовь Ивановна Галант живет в Израиле и работает в психиатрической клинике. Есть внук Юрий. Это все что мы смогли узнать.

 

5 августа 2009 года Хабаровская городская клиническая больница им. профессора И. Б. Галанта, известная больше как психлечебница, что на ул. Кубяка, 2 вошла в состав краевой психиатрической больницы, и утратила именное название. Так ушел в прошлое швейцарско-русский профессор, хабаровчанин Иван Галант.

 

Константин Пронякин,

Ирина Харитонова.

 

P.S.

От ученик Галанта — Евгений Черносвитова мы получили второе письмо, где он раскрывает заказчиков той «мерзкой статьи» в отношении поэта Есенина: «Заказчики Галанта – Бухарин и Ганнушкин – это вам еще один подарок от меня. Бухарин и клика были могущественнее Сталина (по крайней мере до XV съезда ВКП(б) 1927 года). Что мог против них Галант? Ничего. Его спасала только гениальность. Хочу еще раз отметить, что никогда Галант не был безумным».