Mr. Abramovich, center, on a break Monday from proceedings in London's commercial court, where he faced the first of several days of questioning. Agence France-Presse/Getty Images
Mr. Abramovich, center, on a break Monday from proceedings in London's commercial court, where he faced the first of several days of questioning. Agence France-Presse/Getty Images

LONDON—Russian billionaire Roman Abramovich took the stand in a high-stakes trial here Monday and found himself in a situation he has never before faced—publicly addressing pointed questions about his rise to wealth and influence.


In a packed courtroom, the owner of Chelsea Football Club was asked if he had stolen oil products, illegally traded in weapons and forged documents, all charges that he denied. It was a tough grilling for a man who shuns publicity, rarely gives interviews and has long deflected inquiries over how he became one of Russia's richest men.


He took the stand at the beginning of the fifth week of a trial in London's commercial court that brings into public view some of the 1990s deals that allowed a small group of businessmen to gain control of many of Russia's plum industrial assets and resources. The trial is also expected to shine a light on Mr. Abramovich's relationship with Vladimir Putin, now Russia's prime minister.


Mr. Abramovich, 45, is being sued by Boris Berezovsky, an exiled Russian oligarch. Mr. Berezovsky accuses Mr. Abramovich of «intimidating» him into selling his stake in Russian oil firm Sibneft at a knockdown price. Mr. Berezovsky, who fled Russia after falling out with then-President Putin in 2000, alleges breach of trust and breach of contract. He is claiming more than $5 billion in damages.


Mr. Abramovich said Monday that he owed Mr. Berezovsky nothing. In a written witness statement released to reporters, he dismissed the exiled businessman's claims as «wholly without merit.»


«Mr. Berezovsky has already obtained a very substantial sum of money from me and I do not believe that he has any entitlement to be paid anything more, whether in law or honour,» he wrote.


Mr. Abramovich's lawyers have argued in court that Mr. Berezovsky never actually owned shares in Sibneft, and any payments Mr. Abramovich made to the older businessman were for Mr. Berezovsky's services as a «political godfather.»


But in court Monday, Mr. Abramovich, whose fortune the U.K.'s Sunday Times estimated at £10.3 billion ($15.8 billion), publicly acknowledged the role Mr. Berezovsky played in his career. He agreed with his rival oligarch's attorney, Laurence Rabinowitz, that no one could have acquired or built up a business in Russia in the 1990s without the help of someone like Mr. Berezovsky, who at the time was one of Russia's best-connected businessmen. He said he couldn't have gained control of Sibneft without the older man's help.


Mr. Abramovich said that when he met Mr. Berezovsky in late 1994 and sought his support in creating Sibneft, he himself was not a «well-established, well-known business figure.»


He denied Mr. Berezovsky's claim that in 1995 they had concluded a legally binding agreement under which they would share ownership of Sibneft, split the profits from the company and agree to participate in any future business opportunities on the same terms.


Mr. Abramovich is expected to spend several days on the stand. Mr. Rabinowitz's questions were varied, moving from Mr. Abramovich's childhood to his relationships with business associates.


Wearing a dark blue suit and light blue tie and sporting his trademark stubble beard, Mr. Abramovich appeared ill-at-ease, in contrast to Mr. Berezovsky, whose testimony in the early days of the trial exuded a brash confidence. Mr. Abramovich said on the stand he had hired a legal training consultancy, Bond Solon, to prepare him for his cross-examination. They had taught him to «breathe slowly, [and] look at the judge,» he said. Bond Solon confirmed it had done the «witness familiarization» work.


Answering questions about his early life, Mr. Abramovich said he was born in 1966, went to college in the Siberian town of Ukhta, but 1½ years into his course, in 1984, was called up for military service. After demobilization he returned to college but didn't graduate. He got a job as a welder. When the Soviet Union started to liberalize its economy, he set up a cooperative that made plastic toys and took evening classes at an institute in Moscow. In the early 1990s, he told the court, he got involved in oil trading.


At this point he had his first run-in with the law, he told the court.Mr. Rabinowitz questioned him about a criminal case opened against him in June 1992, when he was accused of forging documents to obtain five railway cisterns of diesel fuel from an oil refinery in his home town of Ukhta.


Mr. Abramovich confirmed his detention over the allegations. He said the case arose because of problems with the banking system in Russia, which led to delays in payments. He said as soon as the refinery received the money it was owed the criminal investigation was dropped, and the case never went to trial.


At one point, Mr. Rabinowitz asked him if he or any of his trusted business associates had ever forged documents. Mr. Abramovich said no. But of the practice of backdating, he said, «this practice existed in Russia, and for sure we must have done it.»


The businessman was also questioned about a meeting he and an associate had with an English lawyer, Stephen Curtis, in Moscow in the summer of 1995. Mr. Rabinowitz quoted what he described as notes made of the meeting by Mr. Curtis, who died in a helicopter crash in 2004, mentioning tanks, parts for Russian military aircraft and «possible interest UAE, Fujairah, Angola.»


In response to a question from Mr. Rabinowitz, Mr. Abramovich denied that he was involved in weapons trading, saying the Russian state had a monopoly on all arms sales. He said he traded only oil and petroleum products.


Guy Chazan

«The Wall Street Journal», 01.11.11




Российский магнат подвергся суровому допросу


В понедельник в лондонском суде Роман Абрамович оказался в совершенно непривычной ситуации - он должен был публично отвечать на острые вопросы о своем пути к богатству и влиянию, пишет The Wall Street Journal. Так, у него спросили, воровал ли он нефтепродукты, вел ли незаконную торговлю оружием и поддельными документами. «Все эти обвинения он отмел», - поясняет журналист Гай Чейзан.


Березовский в своем иске требует более 5 млн долларов компенсации. «Абрамович в понедельник заявил, что ничего не должен Березовскому», - сообщает газета. В то же время он признал, что без помощи Березовского не получил бы контроль над «Сибнефтью». «Он отрицал утверждения Березовского, что в 1995 году они заключили соглашение, имеющее юридическую силу, о том, что они будут совладельцами «Сибнефти», поделят между собой прибыль компании и согласятся на тех же условиях участвовать в других будущих деловых предприятиях», - говорится в статье.


«Абрамович, казалось, чувствовал себя неуютно, что контрастировало с поведением Березовского», - пишет издание. В суде Абрамович сказал, что нанятые им консультанты подготовили его к перекрестному допросу - научили «дышать неспешно, смотреть на судью», как он выразился.


Абрамович сказал в зале суда, что в начале 1990-х занялся торговлей нефтью. Адвокат его оппонента, Лоуренс Рабинович, «спросил его об уголовном деле, заведенном на него в июне 1992 года, когда его обвиняли в подделке документов для приобретения пяти цистерн дизельного топлива на нефтеперерабатывающем заводе в его родной Ухте», говорится в статье. Абрамович сказал, что дело завели из-за того, что в банковской системе платежи поступали с опозданием. «По его словам, как только завод получил надлежащий платеж, уголовное дело было закрыто».


На вопрос Рабиновича, занимались ли Абрамович или его доверенные партнеры подделкой документов, Абрамович ответил отрицательно. Но о практике датировки документов задним числом он сказал: «Эта практика в России существовала, и мы наверняка были вынуждены к ней прибегать».


Абрамовича также спросили о его встрече с юристом Стивеном Кёртисом в Москве летом 1995 года. Рабинович утверждал, что на встрече шла речь о танках, комплектующих российских военных самолетов и «потенциальной заинтересованности ОАЭ, Фуджайры, Анголы». «Абрамович отрицал, что был причастен к торговле оружием, он сказал, что российское государство имело монополию на продажу всего оружия», - говорится в статье.


Гай Чейзан,

«The Wall Street Journal», 01.11.11

«Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире», 01.11.11




Мегатяжба олигархов продолжается


Западная пресса вновь освещает различные аспекты тяжбы Бориса Березовского с Романом Абрамовичем. Последний, выступающий ответчиком по делу, начнет давать показания сегодня.


Сразу несколько статей публикует The Times, ссылаясь на письменные свидетельские показания Абрамовича, с которыми издание ознакомилось. Этот документ был представлен в лондонский суд на июньские предварительные слушания в ответ на иск Березовского. Показания занимают 98 страниц и, по уверениям газеты, являются редкостным свидетельством о мире олигархов.


«Грузинский магнат за день до смерти «просил о срочных переговорах с Абрамовичем» - так называется один из материалов газеты. По словам Абрамовича, в 2008 году он получил сообщение от Бадри Патаркацишвили, пересказывает показания журналист Алекс Спенс. «В сообщении говорилось, что он должен сообщить мне нечто очень тревожное и просит меня срочно с ним встретиться, и я согласился. К сожалению, на следующий день я услышал шокирующую новость о его смерти», - цитирует издание слова Абрамовича.


Это утверждение усугубляет таинственность вокруг смерти Патаркацишвили, отмечает издание. Согласно заключению патологоанатома, он умер от сердечного приступа, но ходили слухи, что он стал жертвой преступления.


В том же документе - своих письменных показаниях суду - Абрамович «утверждает, что согласился выплатить Патаркацишвили «долю» в размере 500 млн долларов за посредничество и предоставление krysha, когда продал свою долю «Русала» за 2,2 млрд долларов», - говорится в статье. Абрамович также говорит в показаниях, что оставался в хороших отношениях с Патаркацишвили.


Березовский сейчас ведет отдельную судебную тяжбу с родственниками Патаркацишвили за наследство последнего, напоминает издание.


«Абрамович приподнял завесу над тайным миром олигархов» - так называется вторая статья в The Times. В январе 2001 года Абрамович прилетел на вертолете на альпийский курорт Межев во Франции и там договорился, что заплатит более 1 млрд долларов за то, чтобы освободиться от своего «политического крестного отца» Березовского, пересказывает журналист Алекс Спенс показания владельца «Челси».


Березовский в своем иске обвиняет Абрамовича в шантаже и нарушении обещаний. В своем язвительном ответе Абрамович утверждает, что Березовский не имеет права претендовать на его деньги, заработанные тяжким трудом и благодаря готовности рисковать. «Я ему не опекун и не имею никаких обязательств, ни финансовых, ни нравственных, финансировать его образ жизни или пытаться удовлетворить его фантастическим требованиям», - цитирует газета показания. Абрамович утверждает, что Березовский обращался с ним как с дойной коровой. По словам Абрамовича, он в течение 6 лет выплатил Березовскому 2,5 млрд долларов, которые были потрачены на активы в СМИ и жизнь в роскоши, в том числе на недвижимость на юге Франции, личные яхты и долги подруги Березовского по кредитным картам.


Абрамович утверждает, что считал этого олигарха своей krysha и платил ему за покровительство даже после его бегства из России, в том числе потому, что боялся мести. Абрамович также называет Березовского блестящим, но непоследовательным человеком, порой склонным к мании величия.


Адвокат Березовского Марк Гастингс назвал утверждения о том, что Березовский выполнял функции покровителя, абсолютно ложными, а также отрицал, что его клиент был связан с организованной преступностью. «Утверждения, будто Березовский когда-либо обеспечивал физическую защиту Абрамовичу или кому бы то ни было, честно говоря, смехотворны», - сказал адвокат.


Биографии Абрамовича, изложенной в показаниях, газета посвятила отдельную статью - «Путь Романа к богатству: высокопоставленные друзья и жизненно-важный поток «krysha» [название переведено дословно - Прим. ред.]. «Роман Абрамович испытывал раздражение. Дело было в марте 1995 года», - повествует журналист Алекс Спенс. Абрамович 6 часов дожидался, пока его пригласят для встречи с Березовским. Затем ему объявили: если он хочет получить политическую протекцию, нужно дать 8 млн долларов на покрытие расходов телеканала Березовского.


«Даже для быстро идущего в гору торговца нефтью это были огромные деньги, но Абрамович счел, что выбор у него невелик», - пишет автор. 28-летний Абрамович уже контролировал одну из самых процветающих нефтеторговых фирм в России. Но он метил выше - желал завладеть несколькими госпредприятиями и объединить их в колоссальную нефтяную компанию. «Предполагаемый платеж в размере 8 млн долларов был всего лишь ценой входного билета, дающего право сыграть в эту игру с высокими ставками», - отмечает издание.


Сам Березовский пылко оспаривает эту версию, утверждая, что никогда не получал денег за покровительство.


Как бы то ни было, свидетельские показания Абрамовича, представленные в суде на предварительных слушаниях в июне, дают представления о его контраргументах, отмечает газета. Это также редкостный и детальный рассказ об экстраординарном взлете Абрамовича на вершины богатства, изложенный его собственными словами.


Абрамович, круглый сирота, в 1987 году демобилизовался из армии и вместо того, чтобы доучиваться в техникуме, занялся бизнесом. Вначале стал механиком, затем организовал кооператив по производству пластмассовых игрушек, с 1991 года занимался торговлей нефтью, удобрениями и цементом.


Для создания будущей «Сибнефти» Абрамовичу, как он пишет в показаниях, требовались «не только хорошие отношения с руководством предприятий и властями в регионах, но также связи с кем-то, имеющим политическое влияние в верхах, чтобы он пробил необходимые законодательные шаги и предоставил krysha». Абрамович познакомился с Березовским, когда обоих пригласили в круиз по Карибскому морю на личной яхте Петра Авена.


По словам Абрамовича, тогда он уже знал, что Березовский «имеет большое политическое влияние в Москве». «Более того, я сознавал, что Березовский, как считается, имеет прочные связи с чеченскими элементами, которые в то время имели в Москве сильное влияние», - добавляет Абрамович.


Как утверждает Абрамович, они договорились, что он будет финансировать телеканал Березовского и его расходы на жизнь взамен на лоббирование создания «Сибнефти» в Кремле. По словам Абрамовича, Березовский дал понять, что ему нужно около 30 млн долларов в год. «По словам Абрамовича, он платил из доходов своих торговых компаний, которые в то время приносили около 40 млн долларов прибыли в год», - говорится в статье. Как поясняет Абрамович, покровителю полагалось платить, сколько он попросит и когда попросит, если только он оказывал услуги по защите фирмы.


«По словам Абрамовича, соглашение даже частично не было письменным. Он также уверяет, что определенно не было никакой договоренности о том, что Березовский, как тот утверждает, станет акционером «Сибнефти» после ее приобретения», - говорится в статье.


Согласно заявлениям Абрамовича, в 1990-е годы он платил Березовскому за krysha до 80 млн долларов ежегодно, а взамен тот помог ему купить «Сибнефть» на одном из фиктивных государственных аукционов.


«Березовский сильно преувеличивает роль, которую играл [в «Сибнефти»], и создает впечатление, что его роль в бизнесе была более значимой», - добавляет Абрамович. Он утверждает, что проводил ключевые переговоры во многих случаях и в одиночку внес 100,3 млн долларов, чтобы обрести контроль над управлением «Сибнефтью». Березовский между тем говорит, что сыграл неотъемлемую роль для привлечения финансирования.


В конце 1990-х Абрамович пришел в алюминиевый сектор, хотя его смущало, что преступные группировки боролись за контроль и десятки бизнесменов были убиты. «Этот бизнес оставался потенциально опасным, и любому, кто хотел в нем участвовать, действительно требовалось иметь физическую krysha, дабы гарантировать контроль и стабильность», - говорится в статье.


По словам Абрамовича, заняться этим бизнесом его окончательно убедил Бадри Патаркацишвили, выступивший в качестве посредника. «Совместное владение абсолютно не обсуждалось и не упоминалось, и мне вообще ничего не говорилось об участии Березовского», - добавляет Абрамович.


Как вспоминает Абрамович, в 2000 году он случайно встретился в Москве с Олегом Дерипаской, и они вступили в переговоры о создании «Русала». Абрамович признает, что в марте 2000 год встречался с Березовским, Патаркацишвили и Дерипаской в лондонском отеле Dorchester, но отрицает утверждения Березовского, что там они договорились поделить «Русал» между собой. У Березовского другая версия: он заявляет, что сам предложил заняться алюминием и что Абрамович управлял его акциями «Русала» по доверенности, но позднее, не уведомив его, все продал Дерипаске.


По словам Абрамовича, к тому времени он отдалился от Березовского, особенно после ссоры последнего с Путиным. «Березовский рассчитывал, что сможет сохранить тот же политический вес и влияние, как и во времена Ельцина, но вскоре обнаружил, что президент Путин сам себе хозяин», - поясняет Абрамович. «Помню, я сказал Патаркацишвили, что Березовский вел себя как ребенок и говорил первое, что ему придет в голову. Он очень часто убеждал себя, будто что-то истинно, а затем убеждал себя в обратном, хотя в определенном смысле ум у него был блестящий. Он легко отвлекался и был крайне непоследовательным в своих убеждениях», - пишет он.


По словам Абрамовича, он осознал, что Березовский больше не сможет оказывать услуги - его время прошло, но тот продолжал требовать денег. «Он все еще внушал мне сильное чувство личной преданности и уважения, поскольку ему я был обязан значительной долей того, что имел. Если он нуждался в этих деньгах, я чувствовал, что честь обязывает меня его обеспечивать, словно члена моей семьи», - заявляет Абрамович. В 2000 году он предпочитал выполнять требования Березовского насчет денег, поскольку побаивался - «не рисковал выяснять, какие последствия повлечет за собой отказ». У Березовского «оставались влиятельные друзья, а я больше не доверял ему и не мог быть уверен в его реакции», поясняет Абрамович.


Абрамович категорично отвергает версию Березовского, что в декабре 2000 года он приезжал к Березовскому на мыс Антиб и грозил ему репрессиями со стороны Кремля в случае, если он не передаст ему российские активы по дешевке. Как утверждает Абрамович, в тот момент его вообще не было во Франции.


Абрамович добавляет, что в любом случае «был недостаточно близок к президенту Путину, чтобы на него влиять, а Березовский лучше кого бы то ни было знал, что президент Путин - не такой человек, которым можно «управлять».


Абрамович также утверждает, что помог Березовскому - купил у него телекомпанию, хотя она не приносила доходов. Платеж в 1,3 млрд долларов в 2001 году Абрамович называет «финальным платежом за krysha, предназначенным для того, чтобы Березовский обосновался в изгнании, дабы подвести черту под их отношениями», - говорится в статье.


По словам Абрамовича, они встретились на вертолетной площадке в Межеве, чтобы обсудить платеж. «Там присутствовал Патаркацишвили. Березовский не раскрывал рта. Поторговавшись за размер платежа, они дружески простились, и Абрамович улетел на своем вертолете. Березовский отрицает, что эта встреча имела место», - говорится в статье.


На взгляд издания, за тяжбой Березовского и Абрамовича стоит личная ссора. «Очевидно, Абрамович затаил свою обиду на Березовского - человека, с которым когда-то дружил так близко, что их семьи отдыхали вместе», - говорится в статье. «Березовский получил от меня за услуги уже более 2,5 млрд долларов, и ему все мало. Я разочарован и удивлен», - заявляет Абрамович.


«Олигархи потратили в суде 100 млн фунтов» - извещает в заголовке The Sunday Times. Точнее, эту почти рекордную для британской судебной системы сумму потратил Борис Березовский за четыре года своей тяжбы с Абрамовичем, поясняют журналисты Дэвид Леппард и Джон Ангоед. «По словам источника, близкого к Березовскому, российский олигарх израсходовал эту сумму на услуги консультантов, сбор материалов и гонорары юристам», - говорится в статье.


Правда, Березовскому не придется нести основное бремя издержек, так как его адвокаты получат гонорар лишь в случае, если он выиграет дело. Тогда Абрамович будет вынужден вдобавок к 6 млрд долларов компенсации заплатить юристам Березовского.


По данным газеты, когда-то Березовский имел более 2 млрд фунтов, но его состояние подорвано ввиду замораживания его средств в России, а также любовью к роскоши и страстью судиться. Его называют «ходячим ураганом судебных тяжб», замечает издание. В 2008 году Березовский был вынужден продать свою яхту.


Иск к Абрамовичу для Березовского - большая игра. «По некоторым сведениям, он даже согласился в случае выигрыша заплатить 30 млн фунтов за аудиозапись своей встречи с Абрамовичем в парижском аэропорту в декабре 2000 года», - говорится в статье.


Тяжба не только стала золотой жилой для британских юристов: она обнажает амбиции, обиды и интриги в истории взлета богатейших россиян, отмечает издание.


«Сможет ли Абрамович высказаться так, как подобает?» - вопрошает в заголовке Independent. Абрамович стал заметной фигурой безо всяких публичных заявлений, поясняет журналист Том Пек. Но когда он начнет давать показания на тяжбе с Березовским, ситуация радикально изменится, считает автор.


«Когда летом 2003 года Роман Абрамович пришел в «Челси» с чековой книжкой, он был всего лишь одним из многих иностранцев-миллиардеров», - пишет газета. Приобретение футбольной команды она считает странным для «джентльмена, который неловко чувствует себя в обществе и терпеть не может публичного внимания».


Ныне Абрамович известен в Британии всем по имени и в лицо. «Но только его ближайшие друзья и партнеры слышали хоть слово из уст сибирского нефтяного барона, старающегося не привлекать к себе внимания», - говорится в статье.


Однако, начиная с сегодняшнего дня, Абрамович будет отвечать на вопросы в переполненном зале суда. Если он проиграет дело, в материалах которого упоминаются российские президенты, арабские шейхи, убитые журналисты и сотрудники спецслужб, то будет вынужден отдать Березовскому почти половину своего состояния.


«Его появление станет самым «кассовым моментом» в деле, которое и так словно бы сочинено голливудскими сценаристами», - пишет автор. По данным газеты, Абрамович не рассчитывал, что его заставят давать показания на открытых судебных заседаниях.


Последние 4 недели Абрамович почти каждый день наблюдал, как его адвокат Джонатан Сампшен старается найти прорехи в показаниях Березовского. Истец и ответчик постоянно обвиняют друг друга во лжи. Теперь будет рассмотрена версия Абрамовича.


«Адвокат Березовского, королевский адвокат Лоренс Рабинович, заявит в суде, что Абрамович лгал о сделках с сырьем, на которых заработал миллиарды в ущерб Березовскому, а также лгал относительно истории с угрозами при поддержке Кремля в адрес Березовского», - говорится в статье.


Аргументы адвокатов Березовского таковы: согласился бы их клиент обеспечить Абрамовичу получение таких богатств взамен всего лишь на расплывчатое обещание регулярных платежей? «А если финальный платеж в 1,3 млрд фунтов был всего лишь знаком признательности и страховкой на случай, если Березовский восстановит свое политическое влияние, почему тогда они так сильно рассорились?» - излагает газета другой аргумент.


По данным газеты, оба в ходе процесса меняли свои показания. Гражданская жена Березовского Елена Горбунова заявила в суде о «странных метаморфозах» штампов в паспорте Абрамовича. А адвокат последнего Сампшен заявил Березовскому: «Ваша история абсурдна. Вы ее выдумали, и вас просто уличили». «Березовский также был вынужден признать, что нескольким его свидетелям обещаны доли в компенсации, которую он получит по иску», - говорится в статье. Он также утверждал, что обменял свою яхту на аудиозапись встречи с Патаркацишвили и Абрамовичем.


Поскольку истец - Березовский, именно ему предстоит доказать правдивость его утверждений. «Если он докажет, то станет очень богатым человеком - снова. А Абрамович? Что ж, он все равно останется очень богатым», - говорится в статье.


«Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире», 31.10.11