Еще не так давно нешуточные страсти кипели вокруг нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Кое-кто предрекал тогда невиданный криминальный разгул на фоне узаконенной безнаказанности преступников. Прошло время. Что же оказалось на самом деле? Какие гарантии защищенности от уголовщины дали людям новые законы? Как сложилось их применение на практике? С этих вопросов началась наша беседа с прокурором Хабаровского края Владимиром Владимировичем Малиновским.

В.В. Малиновский  (нажмите, чтобы увеличить)
В.В. Малиновский

- Стоит начать с того, что никакого криминального обвала не случилось. На первоначальном этапе, когда новое законодательство "обкатывалось" на практике, были сложности. Но давайте взглянем на сегодняшнее положение. Преступность, конечно, высока, но ее уровень относительно стабилен, по некоторым позициям даже снижается. И раскрываемость преступлений мало отличается от показателей прошлых лет. Так что катастрофические прогнозы оказались преувеличены. Многие законодательные недоработки удалось ликвидировать с учетом практического опыта. До последнего времени, на наш взгляд, самым серьезным недостатком остается то, что прокуратура не может в порядке надзора обжаловать необоснованно мягкие и неубедительные оправдательные приговоры судов. А таковых немало.

- Но кардинальных улучшений в борьбе с криминалом все равно не видно. Быть может, дело не в законах, а в тех, кто их применяет на практике? Люди по-прежнему жалуются на бездействие правоохранителей, на волокиту и непринятие мер по их заявлениям, на равнодушие стражей порядка и неповоротливость системы правосудия. Нередко приходится слышать: хоть пиши заявление в милицию, хоть не пиши! ..

- Начнем с азов. Всякое сообщение о преступлении в милиции должно быть немедленно зарегистрировано. А следственно-оперативная группа должна выезжать на место происшествия незамедлительно. Другой вопрос, что "незамедлительно" не всегда получается - из-за отсутствия транспорта или пребывания сотрудников на другом происшествии. Но есть и другая сторона. Совершено, к примеру, убийство. Через несколько минут на место примчался патрульно-постовой наряд. Похвальная оперативность. Но что, кроме охраны места происшествия, он может сделать? Чтобы грамотно и качественно начать расследование, необходимо включить в следственно-оперативную группу судебного медика, эксперта-криминалиста, быть может, кинолога с собакой и других специалистов.

- В какой ОВД лучше всего обращаться пострадавшему: в ближайший, по месту жительства, по месту совершения преступления?

- В принципе можно в любой. По закону везде должны принять и зарегистрировать заявление. Но представьте: жителя Северного микрорайона ограбили в Южном. Вернувшись домой, он вызвал сотрудников Краснофлотского РОВД. Они примут заявление, но работать на чужой территории не в их полномочиях. Пока заявление попадет к начальнику, пока он наложит резолюцию, пока бумаги дойдут в Индустриальный РУВД... А раскрывать-то преступление лучше всего по горячим следам. Так что, если милиция предлагает обратиться в ГОМ по месту совершения преступления - это не стремление отмахнуться, а требование закона.

- А если, к примеру, проехав четыре района на автобусе, человек обнаружил карманную кражу или похищение сумки?

- Преступление регистрируется по месту его обнаружения. А уж потом следует разбираться, где именно оно совершено.

- В какой срок положено рассмотреть заявление и какие решения можно принять?

- Закон отводит на проверку сообщения о преступлении максимум 10 дней. После этого в соответствии с УПК может быть принято лишь одно из двух решений: возбуждение уголовного дела или отказ в его возбуждении. Возможна еще пересылка материалов в другой орган - по территориальности или в другое правоохранительное ведомство - по подследственности. Но в конечном счете исходы только те, о которых я сказал.

- В редакцию нередко приходят жалобы: люди стали жертвами преступных действий, злоумышленников не нашли, а дело почему-то "закрыли".

- Уголовное дело - не кастрюля, оно не "открывается" и не "закрывается". Вопрос не в профессиональной терминологии, а в том, что упомянутые расхожие понятия не отражают сути. Дела возбуждаются, приостанавливаются, направляются в суд или прекращаются. Возбуждение дела - это начало полновесного расследования с использованием всех сил, средств и методов правоохранительной системы. Оно возможно только при объективных признаках совершенного преступления. УПК отводит на расследование строго оговоренные сроки, которые могут быть продлены только по веским и обоснованным причинам. По истечении срока дело с обвинительным заключением направляется в суд, за которым последнее слово.

- А если преступник не найден?

- Следствие ничего "не закрывает". Производство по делу может быть приостановлено, если исчерпаны все следственные версии. В этом случае проводятся оперативные мероприятия, направленные на установление виновника. Только за пять месяцев текущего года были раскрыты и направлены в суд шесть дел об убийствах, совершенных в 2003-2004 годах. В 2004 году таких дел было 16. Среди них возбужденное в 2003 году дело об убийстве С. в Нанайском районе. Дело несколько раз изучали прокуроры-криминалисты, давали указания о проведении оперативно-следственных действий, проводили дополнительные осмотры, назначали экспертизы. Судом Нанайского района в убийстве отца признан виновным его сын Самопят В.В., осужден к шести годам лишения свободы. Раскрывается до 84% убийств.

Прекращается уголовное дело только по строго оговоренным законом основаниям. Например, за отсутствием состава или события преступления, за истечением сроков давности, в результате примирения сторон.

- Нередко доводится слышать, что милиция укрывает преступления. По закону уголовную ответственность за это должны нести сами стражи порядка. Насколько распространено это явление и в чем его корни?

- Следует прежде всего отметить, что за пугающим термином "укрытие преступлений", как правило, стоит все же не сговор сотрудников ОВД с уголовниками, не мздоимство и не иные откровенно криминальные мотивы. Недаром существует саркастичная пословица: есть ложь, а есть статистика. К сожалению, статистика не всегда отражает истинное положение дел, но именно она - основной критерий оценки работы милиции. Вот кое-кто и пытается манипулировать статистическими данными, чтобы представить свою работу в лучшем свете. Отсюда и укрытие заявлений от учета, и необоснованные отказы в возбуждении уголовных дел. Чтоб поменьше было "висяков". Но справедливости ради надо сказать, что такие факты вскрывают и сами органы внутренних дел. Штаб крайУВД постоянно борется с этим злом, а начальник УВД В.А. Баранов держит проблему под личным контролем. Тем, кто "отличился", собственное руководство спуску не дает.

А масштабы, конечно, не радуют. За пять месяцев нынешнего года работники ОВД вынесли около 30 тысяч постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. А горрайпрокурорами отменено более 8 тысяч этих решений с направлением материалов на дополнительную проверку. Кроме того, возбуждено 423 уголовных дела по преступлениям, укрытым от учета. Около 300 из них составляют кражи.

- И как же с этим бороться?

- 16 мая вышел совместный приказ Генпрокурора России В.В. Устинова и министра внутренних дел Р.Г. Нургалиева "О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела". Помимо прочего, он содержит новое ключевое положение, обязывающее органы милиции всех уровней представлять "отказное" постановление с прилагающимися материалами на проверку прокурору в течение 24 часов. А прокуроры и их заместители должны либо подтверждать законность решения работников милиции, либо, при наличии оснований, без проволочек его отменять. Безусловно, такой контролирующий механизм, во-первых, сократит число лазеек для необоснованных отказов, а во-вторых, уменьшит сроки проверки материалов.

- Но случаются ведь прямые фальсификации и злоупотребления.

- Случаются. Сотрудники дежурной части Кировского РОВД Хабаровска отказались принять заявление у гражданки, которая обратилась к ним по поводу избиения и угрозы убийством. Так же поступил оперуполномоченный уголовного розыска Железнодорожного РУВД накануне Нового года. В Верхнебуреинском районе участковый самочинно сделал дописку в объяснении потерпевшего о малозначительности ущерба от кражи. А потом, исходя из этой "отсебятины", в возбуждении уголовного дела отказал. В Центральном районе Хабаровска оперуполномоченный по налоговым преступлениям сфальсифицировал объяснение и тоже отказал в возбуждении уголовного дела. С той же целью сотрудники милиции Комсомольска-на-Амуре сфальсифицировали акт судебно-медицинской экспертизы. Там же оперуполномоченный уговорил потерпевшую написать, что похищенное у нее имущество найдено, хотя вещей и след простыл. Здесь не вызывает сомнений прямой умысел должностных лиц. А потому и результат однозначный - уголовные дела против милиционеров. В прошлом году начальник ТПМ п. Де-Кастри, приняв сообщение о краже из средней школы, попросту проигнорировал его. За что и получил три года лишения свободы условно.

- Даже если удастся свести к минимуму различные нарушения должностных лиц правоохранительных органов, преступность остается острейшей проблемой. Какие ее формы внушают вам сегодня наибольшую тревогу?

- Всякая преступность опасна. Конечно, наиболее опасны особо тяжкие преступления. Оперативная обстановка непредсказуема. Вот недавно субботнее утро началось с тройного убийства. Совсем молодой человек на почве пьяной ссоры разделался со своими собутыльниками обоего пола. Примеров пьяной бытовой жестокости, превосходящей всякий здравый смысл, к сожалению, очень много. Это не может не тревожить.

- Иногда создается впечатление, что организованная преступность не столь чудовищна, как бытовая. Заказные убийства и бандитские "разборки" имеют рациональный мотив, а пьяная резня отдает чем-то инфернальным.

- Некорректное сопоставление. По опасности последствий для общества в целом бытовая преступность несопоставима с организованной. Потому и борьба с ней ведется совершенно иными методами с привлечением самых серьезных сил. Вот в Комсомольске-на-Амуре недавно арестовали верхушку организованного преступного сообщества "общак". Под стражу сперва взяли пятерых воров "в законе" и криминальных "авторитетов". На сегодня арестованных уже восемь. Трое новых занимали отнюдь не рядовое положение в ОПГ. И этими фигурами дело не ограничится. Расследование продолжается. Подробностей раскрывать не могу, но уверен в результате. В свое время мы подробно проинформируем прессу об этом неординарном деле.

К слову, на днях арестован и лидер "общаковцев" в поселке Эльбан соседнего Амурского района, совершивший тяжкое преступление. Об этой истории говорилось в вашей публикации "Когда прокурор может, но не хочет...". Могу сообщить, что расследование уголовного дела окончено, и оно направлено в суд. Обвиняемому предстоит держать ответ по части первой статьи 105 УК РФ - умышленное убийство. Заместитель прокурора района строго наказан, понесли дисциплинарную ответственность и некоторые сотрудники краевого аппарата, не проконтролировавшие вовремя его работу.

- Заявление приняли, уголовное дело расследовали, виновного осудили. А что ждет преступника в местах не столь отдаленных?

- Исправительные учреждения уже несколько лет в ведении Минюста, но прокуратура осуществляет надзор за соблюдением закона в их деятельности. Что-то не вызывает нареканий - бытовые условия, медицинское обслуживание, питание. Икрой и копченой колбасой, конечно, не потчуют, но жить можно. А вот нынешние экономические условия породили новые проблемы. И это не только недостаток финансирования. Раньше осужденные в колониях трудились, нередко приобретали специальность, выходили на свободу с заработанными "стартовыми" суммами, помогавшими устроиться на первых порах. Сейчас работы в колониях мало. И в конечном счете это нередко отражается на пострадавших. Ведь, не работая, преступник, отбывающий наказание, не может погасить материальный иск, который ему вменил суд. Человека обворовали или изувечили, причинили убытки или лишили работоспособности, а вместо реальной компенсации - мыльный пузырь. И формально никакие ведомства в этом не виноваты. Но как прокурор не могу не отметить и еще одного. Когда уголовно-исправительная система находилась в ведении МВД, оперативники следственных изоляторов и колоний работали в одной упряжке с милицейскими. Цель была единая - раскрытие преступлений. И спрос за это был общий. Сейчас такое взаимодействие ослабло. Да и контроль за осужденными оставляет желать лучшего.

- Вот вы сказали: "Я как прокурор...". А в сознании многих прокурор - главная гроза преступности. На своем ответственном посту не скучаете по живой прокурорской работе - следственной, судебной?

- Отчего же вы решили, что крайпрокурор такой работой не занимается? Я лично (как и прокуроры прочих субъектов Федерации) поддерживаю в судах обвинение по 10-12 уголовным делам в год. И, поверьте, эти дела не самые простые. И на места происшествия выезжаю, организовывая работу следственно-оперативных групп.

- Кто определяет, какое обвинение будет поддерживать в суде лично крайпрокурор? И по каким критериям?

- Сам крайпрокурор и определяет. А по каким критериям... Ну, безусловно, тяжесть и общественная значимость преступного деяния. Но я вот расскажу о последнем деле, где я выступал обвинителем в крайсуде. Нынешней зимой 20-летний, без определенных занятий гражданин как-то ночью не допил. И отправился за бутылкой. В магазине встретил женщину, тоже пришедшую за спиртным. Вместе пошли к ней на квартиру. После очередной рюмки поссорились из-за пустяка. Обидевшись, парень взял кухонный нож и нанес хозяйке квартиры более сорока ранений, от которых она скончалась. Склонившийся над жертвой преступник поднял голову и вдруг увидел, что рядом стоит 15-летняя дочь потерпевшей, которая спала в соседней комнате и была разбужена шумом. Юнец, не раздумывая, отправил на тот свет и свидетельницу. Потом прихватил в квартире кое-какие вещи и скрылся.

Вседоступность алкоголя и моральная деградация на почве пьянства - сейчас главные причины бытовой преступности. И упомянутый случай отнюдь не уникален. Обвинение по такому делу мог бы поддерживать любой прокурор. Но 15-летняя девочка, по сути, еще ребенок, она за какие грехи лишилась жизни, которую и увидеть-то не успела? ! Это отнюдь не значит, что в суде я руководствовался эмоциями - только законом. Но при выборе дела человеческий мотив, конечно, присутствовал... На днях состоялся приговор: пожизненное заключение для убийцы. Считаю, что это справедливо и по заслугам.

- Богатые тоже плачут. Но их не грабят в подворотнях и убивают все-таки реже. Согласны ли вы с мнением, что уровень преступности напрямую зависит от экономического благополучия общества?

- Вопрос неоднозначный, говорить о нем можно с разных позиций. Но если коротко, скорее, да. Если есть возможность реализовать себя, честно заработать на достойную жизнь, лишь немногие отдают предпочтение криминалу. И предпосылок для деградации, ведущей к бытовой дикости, гораздо меньше. У людей появляется конструктивная мотивация, перспективы жизненного благосостояния в законных рамках.

- Судя по информации, недавно промелькнувшей в СМИ, Россия по уровню оплаты труда находится в мире на малопочтенном 87-м месте. Если бедность - одна из причин преступности, как вы оцениваете уровень доходов жителей края?

- Такие оценки не в нашей компетенции. Зато обязанность прокуратуры следить за тем, чтобы заработная плата выдавалась своевременно, чтобы работодатель честно рассчитывался с работником. И тут, прямо скажем, до идеала весьма далеко. На 1 июня задолженность по зарплате в крае составила около 400 миллионов рублей.

- И это при том, что зарплаты у нас отнюдь не американские! В чем же главные причины?

- В крае немало предприятий, не имеющих заказов. А иные поставки просто вовремя не оплачиваются. Получается последовательность неплатежей. Появилось много предпринимателей, которые берутся не за свое дело: напринимают работников, а работой их обеспечить не могут. Случается и откровенная недобросовестность работодателей. Против таких существуют вполне действенные средства, которые прокуратура широко использует. За подобную "бережливость" только за пять месяцев нынешнего года дисквалифицированы 15 руководителей предприятий. В прошлом году прокуратура расследовала 20 уголовных дел по фактам задержки зарплаты. На май нынешнего года возбуждено уже 17 таких дел, девять из них переданы в суд. Прокурорские проверки, представления, судебные иски по этому поводу исчисляются сотнями. В этом году по требованию прокуроров административную ответственность за несвоевременную выплату зарплаты в виде штрафов понесли более 200 руководителей.

Сейчас по указанию Генерального прокурора России В.В. Устинова мы проводим очень серьезные и масштабные проверки энергетических ведомств и объектов электроэнергетики. Население беспокоит вопрос: на сколько оправданы растущие тарифы, которые тоже подрывают личный бюджет граждан? А перебои с теплом и электричеством из-за несвоевременного ремонта по преступной халатности способны вызвать серьезные аварии, даже техногенные катастрофы, что может затронуть интересы и безопасность тысяч людей, иметь негативные социальные последствия. Так что, по большому счету, прокуратура всегда и везде борется и с предпосылками преступности. Ведь искореняется она не только в следственных кабинетах.

Кирилл Партыка.

«Тихоокеанская звезда», 28 июня 2005г.