Памятник писателю Рытхэу в центе Анадыря
Памятник писателю Рытхэу в центе Анадыря
Третье воскресенье марта на Чукотке официально объявлено Днем литературы народов Севера. Первый весенний месяц, хотя тут еще во всю и продолжается зима, выбран не случайно - 8 марта день рождение самого известного чукотского писателя в нашей стране Юрия Рытхэу. В честь этой даты приурочен и литературный конкурс его имени. К сожалению, видимо из-за проблем с финансами на культуру, в этом году премии не будет, ее решили давать раз в два года. Хотя и премиальный литфонд для Чукотки не очень серьезен - всего 130 тыс. рублей. Так и забудут Рытхэу... А есть ли в большой и холодной Чукотке певцы своего края? И кто несет культуру в массы сегодня?
 
На Чукотке уже давно не издают книг. Издательства начинаются в Магадане, а в книжном магазине все книги - из Москвы и Санкт-Петербурга.
 
Правда только в Анадыре можно купить эксклюзивные питерские издания Юрия Рытхэу (последние издания 2010 года). Но не ищите их в других городах. Эксклюзивное право распространения и продажи на книги Рытхэу есть только у Чукотки, поэтому, кто будет в Анадыре, заходите в окружной музей «Наследие Чукотки». Там эти книги продаются в лавке для туристов.
 
Застряв из-за непогоды в Анадыре на три недели, удалось найти и купить почти все сборники Юрия Рытхэу, их прочитать. Интересуются ими, как мне сказали, только туристы.
 
Местным жителям как будто хватает необычного бронзового памятника Юрию Рытхэу в центре Анадыря. А необычен он тем, что изображает писателя на привале, он словно прилег на скале, у ног легли и собаки. Такой образ Рытхэу появился здесь в 2011 году, его сделал известный московский скульптор Александр Рукавишников.
 
Тайна из биографии Рытхэу
 
Приятель чукотского писателя, знаменитый уэленский косторез, мастер и учитель Вильдан Долгоаршинных вспоминает, как Юрий Рытхэу ему помогал на уроках рисования. Не сам конечно, а просто его упоминание.
 
- В Уэлене, откуда родом Юрий Рытхэу, где он учился в школе и где я работал, был у меня в классе один мальчик. И вот он вертится-вертится, не может сосредоточиться, не учится. Я думаю: как его урезонить? И говорю: Знаешь, Юрий Сергеевич Рытхэу за этой партой стал писать свою первую повесть... Тема была исчерпана. Парень стал учиться, - говорит Вильдан Долгоаршинных. Именно так первый раз выручил его в педагогической деятельности известный чукотский писатель.
 
А когда Долгоаршинных переехал из Уэлена в окружную столицу, в Анадырь, то уже познакомился с Юрием Рытхэу в реальности. Стали они приятелями...
 
- Юрий Рытхэу жил в Санкт-Петербурге и периодически приезжал в столицу Чукотки, - продолжает учитель. - Честно скажу, чукчи его почему-то недолюбливали, поэтому он никуда из Анадыря и не выезжал: поселится в гостинице «Анадырь», там же устраивает встречи с местным бомондом.
 
Тогда и раскрыл писатель Рытхэу перед мастером свою тайну, что он 1931 года рождения, а не 1930-го, мол, исправил дату, чтобы получить паспорт в 15 лет. Было это в поселке Провидения, там же и получил русское имя и отчество, ведь у чукчей всегда было только имя, без фамилии и отчества. Рытхэу - вот это и было имя, с чукотского «Потерявший известность» или «Неизвестный».
 
Сам писатель так вспоминал: «Юрием Сергеевичем я стал летом 1946 года в бухте Провидения... Я заблаговременно исправил на моем единственном официальном документе, комсомольском билете, 1931-й год рождения на 1930-й, что оказалось совсем нетрудно... Быстро пробежав глазами анкету, начальник милиции вдруг сделал строгое лицо и спросил: А где фамилия и отчество? Как тебя зовут? Рытхэу? И все?.. На другом берегу бухты Провидения, на полярной станции, работал мой давний знакомый по Уэлену метеоролог Юрий Сергеевич... И тут у меня возникла идея: А если я возьму его имя и отчество? На следующий день я уверенным шагом вошел в кабинет начальника милиции бухты Провидения и заявил: Вспомнил: меня зовут Юрий Сергеевич Рытхэу! Ну вот! - удовлетворенно произнес начальник милиции и достал новенький, еще не заполненный паспорт. Так и запишем: Юрий Сергеевич Рытхэу, тысяча девятьсот тридцатого года рождения, уроженец села Уэлен Чукотского района...» (это из посмертной книги «Дорожный лексикон»; кто знает, может быть сам автор это бы и вычеркнул из печати).
 
Кому петь о Чукотке?
 
С Вильданом Долгоаршинных мы встретились в Анадыре, в окружном музее «Наследие Чукотки», где я покупал книги Рытхэу. Сначала мастер меня пригласил в свою мастерскую, что на ул. Ленина, где он режет, пилит и точит своих пеликенов - костяных божков - талисманов Чукотки - из моржовой кости, ребра кита и оленьего рога; и совсем редко - из бивня мамонта - нерп.
 
- Ломай пополам, - протянул он мне белую плоскую косточку. Но сломать я ее не смог. Тогда эта пластина была зажата в тиски. Удар молотком, и кость стрельнула... напополам.
 
- Из одной половины я сделаю нерпочку, а вторая половина - тебе на память, - дал мне дядя Валера обломок кости, загадочно улыбаясь. Это была кость мамонта... Настоящая! С миллионом прошлых лет...
 
Как у творческого человека, в квартире у Вильдана Нурмухаметовича (зовут его обычно проще, Валерий Николаевич или дядя Валера) был небольшой беспорядок: кругом книги и костяные поделки, какие-то коробки, и в них тоже книги и рукописи (мастер Долгоаршинных пишет книги, его издают тоже в Питере!)
 
- Я вот это «Поющая Чукотка» - долго копаясь в комоде, дядя Валера вытащил на белый свет куклу с огромным ртом во все костяное лицо, завернутую в газету. - Я ее так закрутил в бумагу, чтобы моль (не любит типографскую краску!) мех не поела. Это настоящая национальная чукотская кукла - керека - приморская девушка, с меховой оторочкой. Посмотри, она в Москве была на выставке, за нее Парижский музей мне предлагал 20 тыс. евро (миллион нашими!), хотели купить, а я не продал.
 
Вильдан Долгоаршинных
Вильдан Долгоаршинных

 
По словам мастера, сами кереки - это древний несчастный народ, который когда-то жил на побережье Берингова моря. Били их в междоусобной войне и чукчи, и коряки, а они пели, пели от боли и горя...
 
Сегодня на Чукотке кереков по статистике осталось 8-10 человек. А на самом деле - двое.
 
- А знаешь почему эту куклу назвали «Поющая Чукотка»? - спросил он меня, а я от удивления и сказать ничего не мог. Только раскрыл рот и смотрел. Рот у меня в этот момент был, наверное, точно как у этой куклы...
 
- Когда умирают травы - сохнут, когда умирают звезды - гаснут, когда умирают кони - они дышат, а когда умирают люди - поют песни.., - напевал в тишине дядя Валера из Велемира Хлебникова.
 
Идол «Поющая Чукотка» вошел в пятерку лучших кукол России. Кукла, между прочем, на ровне с литературой прославляет свой край. Вот и поет потихоньку Вильдан Долгоаршинных, несет культуру в мир не словом, а резцом по кости...
 
Косторез от Бога
 
Мастер загадал загадку: Кто создал первое произведение из кости? Из какой кости и как оно называлось? Ответь, это самый простой и самый трудный вопрос, на который мало кто знает истину.
 
Я сходу сказал, даже не знаю почему, Дарвин! Он ведь на основе своих находок - окаменевших костей млекопитающих - вывел теорию эволюции человека и всего живого на Земле.
 
Долго я гадал, бог знает, кого еще называл, пока мастер не ответил: Это Бог! Еву он из чего сделал? Из ребра Адама...
 
«Поэтому, резьба по кости - богоугодное занятие», - считает мастер.
 
- Родился я 9 ноября 1945 года в Перми, - неожиданно начал он рассказывать свою биографию. - Происхождение у меня самое рабочее. Мать работала на Пермском моторном заводе полировщицей, отец тоже там - конторным мастером, ныне его бы назвали офис-менеджером. Жизнь моя была строго ориентирована на пролетарский труд. Поступил я в ПТУ №1 при этом же заводе на фрезеровщика. И эта профессия мне очень пригодилась в жизни. Оказалось, что косторезы выполняют основную работу фрезами.
 
Но до косторезания было еще далеко.
 
- Так как я занимался вольной борьбой, мне предложили поступить в физкультурный техникум (техникум трудовых резервов) в Ленинграде, - продолжает он. - Я стал учиться. Кто бы ни был в Ленинграде, человек, у которого есть сердце, начинает становиться личностью. К примеру, со мной учился Шурик - спортсмен, прыгун в высоту, хорошо прыгал, на два метра, это был Александр Морозов - теперь вы его все знаете как композитора-песенника... Что-то шевелилось и во мне...
 
В 1968 году Долгоаршинных направили на Домбай, в Карачаево-Черкесию, на горнолыжный курорт, проводником.
 
- Там я как-то водил по горным тропам советского летчика-аса Александра Покрышкина, трижды Героя Советского Союза, - вспоминает мастер. - Почему его боялись немцы и кричали «Ахтунг, в небе Покрышкин!», потому что целился он на войне не в самолет, а в летчика. Об этом новосибирский снайпер-летчик мне и поведал. А однажды в Домбай приехали художники и предложили мне в 30 лет попробовать начать рисовать. Я попробовал, вспоминая Покрышкина, «целился» в индивидуальное состояние предмета и... стало получаться. Учился я в Чувашском пединституте на худграфе, затем работал художником-оформителем на Кавказе, давал методику преподавания изобразительного искусства в Кировском пединституте. И стал я... педагогом.
 
Тогдашний губернатор Роман Абрамович (слева) и Вильдан Долгоаршинных. Анадырь, 2003 (архив)
Тогдашний губернатор Роман Абрамович (слева) и Вильдан Долгоаршинных. Анадырь, 2003 (архив)
В «Учительской газете» преподаватель Долгоаршинных прочитал, что в далеком поселке Уэлен, на Чукотке, открывается экспериментальная школа-интернат художественного воспитания, где с первого класса дети должны были изучать национальное искусство.
 
- Для меня это было очень интересно, и я сорвался на Чукотку. В 1990-м году, - завершал свою краткую, но емкую биографию дядя Валера. - Здесь я раскрылся как личность, постиг косторезное искусство (Уэленская косторезная мастерская - одна из самых известных и старинных в мире), в 1999 году переехал в Анадырь, и работал в Чукотском национальном колледже искусств, 2000-м стал членом Союза художников России и ветераном труда (педагогический стаж 50 лет).
 
Обычно журналисты у меня спрашивают: «Как вас назвать: мастер, педагог, учитель, художник?» Я шутя говорю: «Называйте меня просто: хренов мастер!»
 
- Почему?
 
- Да потому что я еще занимаюсь резьбой по моржовому пенису - он каменный, как палка. Делал я из этого «хрена» подводную лодку для Минобороны... Обычно такие сувениры дарят высокопоставленным чинам.
 
- Моржовый пенис - это кость, длинной около 50-55 см, - говорит дядя Валера, отодвинув шторку в коридоре, показывает пальцем на ведерко, где стоят расписные «трости», словно от зонтов. Это и есть «моржовые хрены». Когда на Чукотке губернатором (2001-2008) был Роман Абрамович, я ему такой подарил. Это семейный талисман, у кого он дома (его под матрац кладут), у того мальчики рождаются и все хорошо... А потом как-то губернатор пришел на выставку, а я подхожу и говорю: «Роман Аркадьевич, мои дети (ученики) ни разу не видели Третьякову, Эрмитаж, Русский музей...» И всех детей с тех пор каждый год стали отправлять с Чукотки, как мы говорим «на материк», по историческим и культурным местам России...
 
Делал дядя Валера и Владимиру Путину значок из мореного клыка моржа. И прославился тем, почти как писатель Рытхэу. Неужели не осталось на Чукотке больше певцов свой культуры?
 
Константин Пронякин,
Хабаровск-Анадырь-Хабаровск.
Фото автора.
 
Кстати
Чукотский народ прославил не только наш современник Юрий Рытхэу, но и ученый этнограф, писатель Владимир Тан-Богораз (1865-1936), изучавший чукотский (луораветланский - самоназвание) язык и его именем названа окружная библиотека.
 
Еще громко писал о Чукотке простой учитель Тихон Сёмушкин (1900-1970), который в селе Лаврентия, на Чукотке, в 1928 году организовал культбазу «Комитета Севера» и первую школу-интернат для детей. Здесь Сёмушкин написал повесть «Чукотка» - ее сразу назвали полярной педагогической поэмой. Его же авторству принадлежит знаменитый роман «Алитет уходит в горы» (посмотрите одноименный фильм, снятый в 1949 году).
 
Последователь Сёмушкина Юрий Рытхэу говорил о нем: «Он прославил Чукотку и народ её на весь мир!»
 
Да, если будете читать в Википедии о писателе Юрии Рытхэу (1931-2008), то там уже есть поправка в биографии. Ее я внес сразу после приезда из Анадыря в Хабаровск.
 
Между тем
В новой России Юрия Рытхэу стали публиковать вновь после долгого перерыва (в последний раз в издательстве «Современник» вышел его сборник «Путешествие в молодости, или Время красной морошки» аж в 1991 году). И только в 2001 году, на деньги «правительства Чукотки», как написано во всех книгах (на самом деле, они выпускались на средства тогдашнего губернатора Чукотки Романа Абрамовича) стали выходить  произведения Рытхэу, писанные ранее «в стол».
 
Первым был в 2001-м роман «В зеркале забвения». Потом произведения Рытхэу стали выходить почти каждый год, это были: «Чукотский анекдот», «Скитания Анны Одинцовой, «Последний шаман» - о деде Рытхэу - шамане Млеткине, «Сон в начале тумана» - о канадском моряке Джоне Макленнане (в 1994 году на Свердловской киностудии был снят одноименный фильм), «Современные легенды», и уже посмертно, в 2010-м «Дорожный лексикон», который в рукописи у Рытхэу значился как «Моржовые зубы» - это некий словарик об истории, культуре, верованиях, быте и современной жизни чукотского народа, а также сокровенные страницы из биографии Рытхэу.
 
Помните эту песнь: «А чукча в чуме ждет рассвета...», ее пел нанаец, хабаровчанин Кола Бельды. Хотя чукчи жили и живут только в ярангах, а слово «чум» вообще из удмуртского языка, из Приволжья. Это тоже из Рытхэу...